Его слушали люди и звери (Амфилохий)

Главная » Статьи » Его слушали люди и звери (Амфилохий)   

Его слушали люди и звери (Амфилохий)

"Уверяют очевидцы, что медведь был послушен ему, как агнец; змеи по полу и стенам землянки его ползали с кротостию; мыши безбоязненно садились на спину коту и он их не трогал; также с змеею играл точно как с подобным себе и единонравным домашним животным. На замечание одного посетителя о таком удивительном сочувствии кота к змее о. Амфилохий ответил, что если бы кот вздумал ее обидеть, то он положил бы на него строгую епитимью", - эти строчки из жизнеописания старца Реконской пустыни Тихвинского уезда Амфилохия (Шапошникова) публикуются впервые. Среди секретных дел Святейшего синода хранится рукопись иеромонаха Иоасафа (Скивского) с дополнениями к описанию жизни старца Амфилохия. "Описание" было опубликовано в 1872 году, но вот дополнения к нему пришлись не по нраву духовным цензорам начала XX века.

Почему это произошло? Возможно, чудеса старца, собранные иеромонахом Иоасафом, заставляли по-иному взглянуть на собственную греховную жизнь и всерьез задуматься над тем, что ни одно прегрешение, даже самое малое, не способно остаться безнаказанным. Снова процитируем строчки из "секретного" дела:

"...По Новгородской дороге из Тихвина есть Ругужская станция. О. Амфилохий, проезжая мимо ее на Страстной неделе, услыхал в одном доме безнравственные мирские песни и, увидев, что поет их портной, сидя у окна за работой, против него громко замахал кнутом и громко закричал: "Холера! Холера!" Портной тот час же почувствовал внутри себя боль и, против всякого ожидания, вечером умер от холеры".

"...Вдовому сельскому священнику о. Сергию о. Амфилохий советовал поступить в монастырь. Священник долго не решался на это, и уже через семь лет пришел к нему за благословением принять монашество. Старец же в этот раз сказал ему: теперь поздно быть монахом, служи у себя целый год панихиды. Чрез год последовала смерть самого того священника".

Воистину, как это отличается от чудес преподобного Серафима Саровского, приветствовавшего каждого паломника словами "Радость моя" и изливавшего любовь Божию на каждого пришедшего - от великих князей до нищих крестьянок. Старец же Амфилохий был непреклонен в своих убеждениях, подтверждавшихся пророчествами и чудесами: Бог есть Судия и Мздовоздаятель, беспощадно карающий любое отступление...

Кем же он был, этот удивительный подвижник из Рекони, пришедший в пустынь уже 70-летним старцем и проживший там почти столько же (скончался о. Амфилохий 9 августа 1865 года в возрасте более 120 лет)?

В Реконскую пустынь в 1813 году прибыл странник Андрей Иванович Шапошников. Он был финн, родился в Риге, где его отец был лютеранским пастором. С юности общался с православными священниками, под их влиянием присоединился к православию, получив новое имя и фамилию от восприемника (прежнее имя неизвестно). Затем Андрей Шапошников был военным, наемным работником у крестьян, пастухом, много странствовал. В одном из странствий отморозил себе ногу (к старости поврежденное место прогнило до кости, в ране водились черви - старец переносил это с кротостью и терпением).

По совету иеромонаха Мартиниана (из Большого Успенского монастыря) Андрей Шапошников принял 26 августа 1822 года монашеский постриг с именем Адриана. Через 10 лет, 23 ноября 1832 года, был пострижен в великую схиму с именем Амфилохий.

Основной заслугой о. Амфилохия стало восстановление Реконской пустыни. Вначале он собственноручно исправлял "ветхости" построек. Затем, в 1822 году, стал истцом по делу о возвращении монастырю земли, перешедшей в казенное ведомство. За это он взялся после явления ему преподобного Александра Свирского, который обязал старца ходатайствовать о восстановлении обители и возвращении отчужденной от нее земли. После долгих разбирательств последовало высочайшее повеление о назначении Реконской пустыни в самостоятельную монашескую обитель, а мае 1860 года архимандрит Тихвинского монастыря Владимир получил указ об открытии Реконского монастыря.

В 1920-е годы Реконская пустынь подверглась участи тысяч храмов и монастырей, пребывает она в запустении и по сей день. Но ревнители памяти старца Амфилохия помнят о трудах подвижника. Теперь от ныне живущих зависит, как скоро над Реконью поплывут колокольные звоны, а имя старца Амфилохия вновь обретет всенародное почитание.